"Чертой теперешнего и прежнего интеллектуализма является наклонность к духовному странствию. Наша мысль вечно бродит в далеких и прошлых мирах, скользя бездомной тенью у чужих порогов, у потухших домашних огней, у покинутых алтарей и заброшенных храмов. " (Павел Муратов) ⚜ ⚜ ⚜

Проект "Флоренция"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Флоренция в поэзии

Сообщений 61 страница 90 из 168

61

marc написал(а):

И наконец об отношении к Данте в России середины девятнадцатого века.


marc написал(а):

… трудно предположить, чтобы в русской образованной публике могли выказаться какие-либо определенные симпатии к дантовскому юбилею, справляемому в стране слишком отдаленной и во всем нам чуждой, и в городе, вообще так мало у нас известном.


До массового паломничества русской интеллигенции во Флоренцию, Рим, Венецию в начале 20-ого века оставалось совсем немного времени. В 1930-ом Мандельштам рассуждал об акмеизме, связывая с этим понятием "тоску по мировой культуре". Какая мировая культура без Флоренции? )

Не сравнивай: живущий несравним.
С каким-то ласковым испугом
Я согласился с равенством равнин,
И неба круг мне был недугом.

Я обращался к воздуху-слуге,
Ждал от него услуги или вести,
И собирался в путь, и плавал по дуге
Неначинающихся путешествий...

Где больше неба мне - там я бродить готов,
И ясная тоска меня не отпускает
От молодых ещё воронежских холмов
К всечеловеческим, яснеющим в Тоскане.

0

62

Leggy написал(а):

Очень интересно, к сожалению и стыду я ничего не читала из Буслаева.

И мы не читали

На флибусте лежит в пдф кое-что:

Том 3. Сочинения по археологии и истории искусства
В третьем томе собрания сочинений представлены статьи по русской литературе, славянскому и восточному орнаментам, образцы письма и украшений из псалтыри и т.д.

Кажется, у него был упор в славянскую словесность.
Ищите другие тома :idea:

А, нашел на озоне про иконы:
О русской иконе - букинистическое издание. Думаю, раритет.
И в переводе Божественной комедии он принимал участие.  Издано уже после смерти Буслаева в 1899 году.
http://s7.uploads.ru/w2A6K.jpg
Забавно, что, например, "переводчик" Минаев не знал итальянского языка o.O

0

63

Здесь ещё есть кое-что из Буслаева http://az.lib.ru/b/buslaew_f_i/
в частности:
Трехдневное празднование во Флоренции шестисотлетнего юбилея Данта Аллигиери  http://az.lib.ru/b/buslaew_f_i/text_189 … anie.shtml 
Римская вилла кн. З.А. Волконской  http://az.lib.ru/b/buslaew_f_i/text_189 … skoy.shtml

0

64

Leggy написал(а):

Очень хотелось бы почитать про древнерусское искусство, эта тема меня сейчас привлекает

Посмотри вот тут. Здесь большой список книг, а тут каждую из этого списка - при желании, можно скачать по отдельности (правда, это pdf-ки). Может быть, тебя что-то заинтересует. Я скачал себе Псков. Серьёзная книжечка ))

0

65

Ариал написал(а):

Посмотри вот тут. Здесь большой список книг, а тут каждую из этого списка - при желании, можно скачать по отдельности (правда, это pdf-ки). Может быть, тебя что-то заинтересует. Я скачал себе Псков. Серьёзная книжечка ))


Спасибо, Буслаева нет, но есть другие интересные. Пока взяла "Художественные памятники русского Севера". А ещё хотелось бы найти что-нибудь сравнительное про древнерусскую живопись и европейскую. Может попадётся, дайте знать.

0

66

чтобы не заводить новую "поэтическую" тему...

Fondamenta Nuove

За пять минут от Фондамента Нуове
вас катер довезет до Сан Микеле.
Известно, чем кончается рассказ.
Здесь от величья (нет, не до смешного –
до страшного) лишь шаг. И мы у цели,
где в Лабиринте поджидают нас.

Голубизна ничуть не подурнела,
хоть на ущербе стреляная рана
алеет Солнца, пахана планет.
Сиди себе, плыви – какое дело
тебе до ада, выйди на Мурано –
и убедись, что рая тоже нет.

Есть только Лимб (пусть мы в него не верим):
сплошной платон, витающий бесполо
среди пеленок, сопли и латынь.
Так что нам Марк, с его ученым зверем? –
цыган какой-то, вроде Марко Поло.
А мы, китайцы, знали ян и инь.

Уже слепящий диск наполовину
в волне. Пора в обратную дорогу.
Проверь билет – в кармане ли. И в путь.
К подмявшей Слово-Логос лапе львиной.
И ни кассиру сонному, ни Богу
квитка с пробитой датой не вернуть.

Пурин, Алексей Арнольдович

0

67

Настроение в стихотворении чувствуется, образы яркие, вызывающие, но мысль не понятна.

Пурин написал(а):

Уже слепящий диск наполовину
в волне. Пора в обратную дорогу.


Почему автор изменил стилю и не написал "Пахана планет замочили, пора и нам сваливать"? )
И зачем на Сан Микеле приезжать, из стихов тоже не понятно.

0

68

Нашел кое-что еще у этого поэта про Венецию

marc написал(а):

И мы у цели,
где в Лабиринте поджидают нас.

Не скажу, что все образы Пурина мне понятны.

Например, кто поджидает в Лабиринте нас? :) Могила Бродского? Его дух? Лабиринт - кладбище? Для меня Лабиринт ассоциируется с Венецией. Ну, или с лабиринтом Минотавра. Конечно, неправильно пытаться рационально подходить к поэзии, но в моей голове понятия Алексея Пурина (кончается рассказ, Лабиринт, ущерб, кровавое солнце, ад, лимб, рай, платон, Святой Марк, цыган, Марко Поло, китайцы, ян и инь, лев Сан-Марко, квиток с пробитой датой) не сложились в картинку. Все  слишком многозначно - "перечернил" он свою "акварель". Настроение автора чувствуется, но мне не понравилась символическая цепочка в местах соединения звеньев. ИМХО-ИМХО-ИМХО. Не, я не "китаец" :D Для меня "символический импрессионизм" оказался слишком размытым (не могу своим мозгом ухватить - любым полушарием).

0

69

Micktrik написал(а):

Нашел кое-что еще у этого поэта про Венецию


Понравилось ли что-нибудь?

Micktrik написал(а):

Не, я не "китаец" :D Для меня "символический импрессионизм" оказался слишком размытым (не могу своим мозгом ухватить - любым полушарием).


Про китайцев я тоже ничего не поняла, но списала это на то, что я чего-то не знаю. Оказывается, что не я одна. ) Можно сказать, что мы - не китайцы. )

0

70

Leggy написал(а):

Понравилось ли что-нибудь?

Надо внимательно почитать - я не во все "врубаюсь" :)

Leggy написал(а):

Про китайцев я тоже ничего не поняла, но списала это на то, что я чего-то не знаю. Оказывается, что не я одна. ) Можно сказать, что мы - не китайцы. )


Есть только Лимб (пусть мы в него не верим):
сплошной платон, витающий бесполо
среди пеленок, сопли и латынь.
Так что нам Марк, с его ученым зверем? –
цыган какой-то, вроде Марко Поло.
А мы, китайцы, знали ян и инь.


Наверное, мы - азиаты, а поэтому китайцы, у которых бинарные понятия (ян и инь). В общем, мы в Лимб не верим, но там всегда сидим (с системой "Платон" в обнимку) :idea:
То была моя версия :)

Про Марка нам пояснит Marc :D Или Ариал :crazy:

0

71

Leggy,
Micktrik
,

поскольку я замутил тему, вызвавшую некоторый интерес, то считаю обязанным внести вклад в обсуждение. С высказаным вами во многом согласен и отдельно не оговариваю.

Прежде всего привлекло название стихотворения: это был наш первый адрес в Венеции.
Речь идет о поездке к могиле Бродского: зачем еще ленинградский поэт отправится на Сан Микеле. Кстати, для меня его родной город всегда носил имя тети Леночки, жившей на Петроградской стороне. А при обратном переименовании запомнились слова Ирины Понаровской: – Когда говорят Питер, кажется, что вот Аврора бабахнет.
Вернемся к стихотворению. Естественно на Сан Микеле  возникают мысли о бренности земного существования, о чем и идет речь — Здесь от величья (нет, не до смешного – 
до страшного) лишь шаг.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было представлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Несмотря на то, что при входе вручают листок с планом, где указаны надгробия великих, поиск памятника вне католических и православных участков — на протестантской территории – оказался для нас блужданием в лабиринте. Видимо, так же и для  «лирического героя» стихотворения.
Однажды рассказал здесь о том, как у моего сына оказалось стило с могилы Бродского, когда он, чтобы не засорять надгробие, убрал торжественно возложенную мной авторучку рядом с записками, визитными карточками, сигаретами... В попытке избавиться от небрежной горки приношений, пришпандорили нынче к мраморному памятнику уродский почтовый ящик.
http://www.biancoloto.com/san_michele/51.jpg

На фоне закатного пейзажа автор стихотворения обращается к мыслям о душе за земным пределом. Поскольку католическая и православная церкви нашего нобелиата в ад и рай не принимают, остается Лимб (пусть мы в него не верим).
Ватикан принял догму о том, что данное пространство является пристанищем для некрещенных младенцев, а также для праведников и философов, умерших до того, как родился и вознесся Христос.
Отсюда сплошной платон (согласно которому душа бессмертна -m.), витающий бесполо среди пеленок, сопли и латынь. 
И поскольку мы хотим откреститься от всех этих теологических сложностей, то — вот оно:
Да, азиаты - мы, С раскосыми и жадными очами! 
А коли с раскосыми, то вся древняя китайская премудрость — наша, в том числе ян и инь.
Китайские мотивы, китайская культура сопровождали Бродского всю жизнь.  Обожал китайские пельмени. Переводил китайские стихи. Написал «Письма династии Минь». Все это знает автор стихотворения, и это вспоминает у могилы Бродского.

Имя апостола с грамотным, по слову Бродского, львом настолько слито с Венецией, лагуной и всем, что там находится, что дополнительных ассоциаций не требует. С точки зрения древней китайской цивилизации, до которой мы добрались, все здешнее  — так, мелкий эпизод всемирной истории, в которой что апостол Марк, что Марко Поло — актеры второго плана.
Возвращаемся в реальный мир, сохранив на память билетик на вапоретто.

Что до «пахана», автор знаком с эти словом из литературы, как и мы. Из текста стихотворения явно выпадает. К тому же, на мой взгляд, образ Солнца, пахана планет неудачный. Вот если бы речь шла о звездном небе, и Юпитер был назван паханом планет — еще туда-сюда... Но все равно как-то неблагозвучно.

В апреле 2015 года в связи с присуждением национальной премии «Поэт» Юлию Киму и отказом жюри номинировать на премию Алексея Пурина Александр Кушнер вместе с Евгением Рейном вышли из состава жюри.

Рекомендую книжку «Бродский среди нас» Эллендеи Проффер, в конце которой и увидел фотографию почтового ящика. Книга интересна не только картинками.

0

72

marc написал(а):

Прежде всего привлекло название стихотворения: это был наш первый адрес в Венеции.


Звучит странновато )

marc написал(а):

Речь идет о поездке к могиле Бродского: зачем еще ленинградский поэт отправится на Сан Микеле.


А, ну, теперь понятно, Сан Микеле - первое место, которое вы запланировали к посещению.

marc написал(а):

А при обратном переименовании запомнились слова Ирины Понаровской: – Когда говорят Питер, кажется, что вот Аврора бабахнет.


Есть такое )

Пурин написал(а):

Здесь от величья (нет, не до смешного –
до страшного) лишь шаг.


Эти слова мне и понятны, и понравились.

Блок написал(а):

Да, азиаты - мы, С раскосыми и жадными очами!


То есть, версия Миктрика првильная!

marc написал(а):

Все это знает автор стихотворения, и это вспоминает у могилы Бродского.


У самого Бродского тоже полно таких образов, о которых, если не знать, не понять. Хорошо, что существуют комментарии Лосева.

marc написал(а):

Имя апостола с грамотным, по слову Бродского, львом настолько слито с Венецией, лагуной и всем, что там находится, что дополнительных ассоциаций не требует. С точки зрения древней китайской цивилизации, до которой мы добрались, все здешнее  — так, мелкий эпизод всемирной истории, в которой что апостол Марк, что Марко Поло — актеры второго плана.


А вот этого, кажется, у Бродского нет. Он Венецию и всё венецианское уважал.

marc написал(а):

Возвращаемся в реальный мир, сохранив на память билетик на вапоретто.


И ни кассиру сонному, ни Богу
квитка с пробитой датой не вернуть.

Мне кажется, эти строчки как бы уравнивают (ну, в какой-то степени) экскурсанта приехавшего на Сан Микеле с теми, кто туда перебрался на постоянное место жительства. Первые не смогут вернуть деньги за билет, вторые - не смогут вернуться.

marc написал(а):

К тому же, на мой взгляд, образ Солнца, пахана планет неудачный.


+1

marc написал(а):

Рекомендую книжку «Бродский среди нас» Эллендеи Проффер, в конце которой и увидел фотографию почтового ящика. Книга интересна не только картинками.


Спасибо за рекомендации, надо поискать эту книжку.

Миктрик, а вы на Сан Микеле планируете съездить?

0

73

marc написал(а):

поскольку я замутил тему, вызвавшую некоторый интерес, то считаю обязанным внести вклад в обсуждение

Спасибо, Марк!

Возможно, все дело в том, что мы не были на Сан-Микеле (пока не планировали), но мне в стихотворении многое кажется странным.

Пурин написал(а):

Сиди себе, плыви – какое дело
тебе до ада, выйди на Мурано –
и убедись, что рая тоже нет.


А почему мы на Мурано должны убедиться в отсутствии рая? У меня подсознательно постоянно что-то не стыкуется. Автор обращается к тем, кто выбрал другой пункт назначения (не Сан Микеле, а Мурано)?

Пурин написал(а):

Так что нам Марк, с его ученым зверем? –
цыган какой-то, вроде Марко Поло.
А мы, китайцы, знали ян и инь.


Leggy написал(а):

А вот этого, кажется, у Бродского нет. Он Венецию и всё венецианское уважал.

Я про увлечение Бродского Китаем не знал, а про любовь к Венеции наслышан. И похоронили его все же на Сан Микеле. Некоторое пренебрежение к Марку и Марко звучит как-то странно. Кстати, ян и инь, если не вдаваться в детали, те же ад и рай или свет и тьма, противоположные полюса, а у католиков есть (промежуточный) лимб, куда можно поместить добродетельных нехристиан (кстати, и Бродского?). В стихах знание "ян и инь" звучит несколько хвастливо. Получилось по факту, что Бродский упокоился в земле цыган-латинян, а не "китайцев", умудренных тысячелетиями (и как мы к ним примазались?) :) При всем этом я не чувствую какой-то иронии. Автор уверен, что мы китайцы. :)

Пурин написал(а):

И ни кассиру сонному, ни Богу
квитка с пробитой датой не вернуть.


Leggy написал(а):

Мне кажется, эти строчки как бы уравнивают (ну, в какой-то степени) экскурсанта приехавшего на Сан Микеле с теми, кто туда перебрался на постоянное место жительства. Первые не смогут вернуть деньги за билет, вторые - не смогут вернуться.

Я и здесь не могу однозначно понять автора. Наверное, так: у тебя есть обратный билет с острова или из ада (ну, лимба), еще не пришло время умирать, поэтому вали с Сан Микеле и не задерживайся там. У меня квиток с пробитой датой больше ассоциируется с датой смерти - билет в один конец. В стихотворении нет сомнений, что речь идет об обратном пути. С другой стороны, не каждого смертного похоронят на Сан Микеле - для нас продаются только билеты туда и обратно (образно выражаясь) - ни кассир, ни бог нам не помогут :yep: Опять строки плохо ложатся на мое сознание. Получился ребус, который надо решать по непонятным мне правилам.

0

74

Бог ты мой! Leggy, Micktrik в нескольких предыдущих постах, начиная с 67, приписали мне стихотворные строчки Алексея Пурина и даже Александра Блока... Спать спокойно не буду - пожалуйста, исправьте.

Leggy написал(а):

Звучит странновато ) А, ну, теперь понятно, Сан Микеле - первое место, которое вы запланировали к посещению.

Ничего странного: мы снимали удобный апарт в микрорайоне Фондаменто Нуове, и приоритеты были иными. Но не о нас речь, мы говорим об авторе стихотворения, ленинградском поэте, посетившем Сан Микеле.

0

75

Своё подправила )

0

76

всем спасибо за исправления. можно спать спокойно.

0

77

marc написал(а):

всем спасибо за исправления. можно спать спокойно.

Марк, как спать - у вас там в европах еще детское время! :) Перед сном полезно писать! :)

0

78

Micktrik написал(а):

Перед сном полезно писать!

бывает, что и сон для этого прерываю...

0

79

Джакомо Леопарди

К памятнику Данте, который сооружается во Флоренции.

Хоть ныне наш народ
Обрел покой под белыми крылами,
Не сбросил он оковы
И по старинке в полусне живет.
Тому примеров много в подтвержденье:
Живем  мы ныне мелкими  страстями.
Италия родная,
Твои деянья в прошлом величавы,
А ныне обезлюдели селенья,
И некого там больше воспевать.
Так оглянись, Отчизна дорогая,
Равняйся на сынов бессмертной славы
И плачь! Себя должна ты порицать
За безразличье, что сковало нас!
Восстань и сбрось с себя постылый камень.
Пусть опалит хоть раз
Тебя былых свершений страсть и пламень!

Средь чужестранцев существует мненье:
Тосканцу равных не было и нет,
Но он поныне гость,
Где вечное обрел успокоенье.
С певцом Меонии  стал вровень он.
Не мил нам  будет свет
И вряд ли мы сумеем жить спокойно,
Пока он на чужбине
С того прискорбного дня похорон.
Флоренция, позор тебе и стыд,
Что не почтила гения достойно!
Так вспомни же  о сыне,
Которого весь мир боготворит
И воздает тебе хвалу и честь.
В том деле, коему дано начало,
Одно желанье есть,
Чтоб вся Италия единой стала.

К Италии  любовь -
Стране несчастной ныне и убогой,-
Чья закатилась слава,
Зажжет  сочувствие в сердцах, и вновь
Мы  одолеем долгое ненастье,
Коль меру будем знать в оценке строгой.
Так проявите жалость!
Утрите слезы ей, сыны, с ланит
И окажите  доброе участье.
Я поддержу  вас песней и стихами.
Нужна  ли вам советов чьих-то малость?
Вы  одолеете любой гранит,
За дело взявшись дружными  руками.
Ужель  забыли вы азы искусства?
Когда вам мастерства недоставало,
Чтоб пламенели чувства,
А сердце бы искрилось, как кресало?

Ваш  долг - такое изваять творенье,
Чтоб навсегда с души снять тяжкий груз.
Но кто б вас мог сподвигнуть
На труд великий, вызвав вдохновенье?
Чье имя может  души возвышать?
Спросите-ка у муз,
Чей голос сладостней всех голосов
И столь божественно его звучанье?
Коль сможете величье передать,
Италия воздаст вам по заслугам.
Когда же будет монумент готов,
Воздвигнутый потомкам в назиданье,
Тогда и примиримся мы друг с другом.
Среди искусств различных и ваянье
Приносит радость и успокоенье людям,
И прежние  страданья
Мы, итальянцы, наконец забудем.

И я горю желаньем
Восславить скорбную Отчизну-мать,
Канцону посвящая
Делам достойным вашим и стараньям.
Как в мрамор жизнь вдыхает ваш резец,
Так стих мой будет память воскрешать
О славном гражданине.
Ему возносится от нас хвала-
Он языка тосканского творец.
Италия, я знаю, как ты страждешь
От бед, терзающих тебя поныне.
Плохая в мире о тебе молва.
Что значит мрамор прошлого, коль жаждешь

Сейчас вернуть себе былую славу!
Но если Данте суждено забвенье,
Нам  всем страдать по праву
И никогда не знать освобожденья.

Не за себя, ты за Отчизну рад,
Хотя она несчастна. Но, быть может,
Ее пример взбодрит
Потомство спящее, чей сонный взгляд
Не видит предков славные деянья
И прошлое его уж не тревожит.

Италия немало пострадала,
Когда, покинув мир,
Ты в рай вошел в знак высшего признанья.
Унижена великая страна,
Что раньше тон державный задавала.
В ней всяк живущий сир,
Платя за унижение сполна.
А ныне, не поверишь, боль сильней,
Когда страною правят иностранцы
И страждут вместе с ней
Живущие  в неволе итальянцы.

О, ты блажен стократ,
Не видя наших бедствий и позора,
Как итальянских жен
Сжимал  в объятьях вражеский солдат;
Как разграблялись наши города
И  огнь сжирал святыни без разбора,
А лучшие творенья
Италии божественных творцов
За Альпы вывозились навсегда.
Враги добро бесценное возами
Везли в свои далекие владенья.
О если б слышал ты брань наглецов,
Свободу насаждающих  штыками!
Под звон кандальный или свист бича
Ужели  гневом мы не возгорим
При виде палача
И  оскверненье алтарей простим?

За что даны такие испытанья?
Зачем злой рок нас породил на свет,
Когда не в радость жизнь?
Отчизну ждут безмерные страданья.
Она наложница  в руках врагов -
Иной ей доли нет.
Ее пилой терзают, рвут на части.
Но облегчить ей боль
Нам  не хватает сил и нужных слов.
Сражались мы  не за тебя, родная,
И подвергали нашу жизнь напасти.
Никчемна наша  роль!
Живем, свою  судьбину проклиная.
Не за тебя мы проливали кровь,
И до сих пор саднит на сердце рана.
Италия же вновь
Должна терпеть глумливого тирана.

О, Данте, ты спокоен.
Знать, годы твой смягчили гневный нрав.
А итальянцы гибли,
Хоть каждый был иной судьбы достоин.
В степях, лесах дремучих на чужбине
Они сражались, смертью смерть поправ,
Где им враждебны были небо, звери, люди.
Полураздетые, без провианта
Все сгинули в заснеженной пустыне,
И вечным ложем служит лед их праху.
Предсмертные слова их: "Не забудем,
Что итальянцы мы - потомки Данте.
Мы  не задумываясь шли на плаху.
Юнцы  безусые в расцвете сил
Стяжали  не Италии свободу.
Злодей ее пленил,
Пославший нас на смерть себе в угоду".

Их стоны воем ветра заглушались,
В лесу гасилось эхо средь ветвей.
Закончился их путь,
А в поле хладные тела остались
В безмолвном царстве снежного Борея
Для пиршества зверей.
Теперь там все равны на поле битвы:
И трусы жалкие, и храбрецы.
Но память светлую о них лелея,
Мы  говорим им: "Дорогие братья,
Вас поминаем мы в часы молитвы.
Несчастные бойцы,
Попавшие  в ледовые объятья,
Скорбь велика для всей нашей Отчизны.
Вы пали, не склонивши головы.
Для нас нет горше тризны -
В краю родном несчастны мы, как вы".

На вас мы не в обиде.
Но мы  клянем своих поработителей,
Пославших  вас на гибель.
И ныне перед нами в жалком виде
Италия в печали безутешной
И гонит прочь незваных утешителей.
Когда бы состраданье
Вдруг пробудилось к нашим общим бедам,
Мы  б вырвались на свет из тьмы кромешной.
Скажи, певца божественного тень,
Как долго будет длиться наказанье,
Ужели  и тебе исход неведом?
Скажи, настанет ли желанный день,
Когда зазеленеет мирт листвою,
Чтоб всем нам к новой жизни возродиться?
Все меркнет пред тобою,
Чуть вспыхнув, как вечерняя зарница.

Ужель мы  будущего лишены
И нет конца позора?
Пока я жив, к тебе обращены
Мои  стихи, больное поколенье,-
В них предков глас укора.
Земля, что топчешь ты, хранит руины
Древнейших капищ. Так взгляни хоть раз
На изваянья, свитки и картины!
Но если дух угас,
Не для тебя страна с такой судьбою.
Уйди и поищи приют скромней.
Ей лучше быть вдовою,
Чем малодушных  взращивать мужей.

Перевод А. Махова

Канцона. Написана в Реканати в сентябре-октябре  1818  года.
Поводом к ее написанию послужило обращение видных обществен-
ных деятелей о намерении увековечить память Данте. Памятник
работы скульптора Стефано Риччи был открыт  во  Флоренции  в
1830 году на площади перед церковью Санта Кроче.

0

80

Осип Мандельштам

* * *

В разноголосице девического хора
Все церкви нежные поют на голос свой,
И в дугах каменных Успенского собора
Мне брови чудятся, высокие, дугой.

И с укрепленного архангелами вала
Я город озирал на чудной высоте.
В стенах Акрополя печаль меня снедала
По русском имени и русской красоте.

Не диво ль дивное, что вертоград нам снится,
Где голуби в горячей синеве,
Что православные крюки поет черница:
Успенье нежное — Флоренция в Москве.

И пятиглавые московские соборы
С их итальянскою и русскою душой
Напоминают мне явление Авроры,
Но с русским именем и в шубке меховой.

1916

На экз-ре Tristia, принадлежавшем М. Цветаевой, над этим ст-нием ею записано: «Мне» (ИРЛИ, ф. 803, оп. 1, ед. хр. 28).
...
Успенский собор был построен в 1475 — 1479 гг. флорентийским архитектором А. Фиораванти. (Флоренция — по наблюдению В. М. Борисова, этимологически точный перевод фамилии Цветаевой ).

0

81

marc написал(а):

Флоренция — по наблюдению В. М. Борисова, этимологически точный перевод фамилии Цветаевой


Сама Цветаева о Флоренции (об искусстве) неоднозначно высказывалась. В стихах нормально, хуже в прозе (в записных книжках). В записных книжках Цветаева часто неоднозначна.

1916-1918 г.
Таинственная скука великих произведений искусства, — одних уже наименований их: Венера Милосская, Сикстинская Мадонна, Колизей, Божественная Комедия (исключение Музыка. “Девятая симфониям — это всегда вздымает!).
Точно на них пудами навязла скука всех их читателей, чтителей, попечителей, толкователей…
И таинственное притяжение мировых имен: Елена, Роланд, Цезарь...

Сказанное относится к звуку имен их, к моему слуховому восприятию. Касательно же сущности — следующее:
Творению я несомненно предпочитаю Творца. Возьмем Джоконду и Леонардо. Джоконда — абсолют, Леонардо, нам Джоконду давший — великий вопросительный знак. Но может быть, Джоконда и есть ответ Леонардо? Да, но не исчерпывающий. За пределами творения (явленного!) еще целая бездна — Творец: весь творческий Хаос, все небо, все недра, все завтра, все звезды, — все, обрываемое здесь земною смертью.
Так абсолют (творение) превращается для меня в относительность: вехи к Творцу.
— Но это уничтожение искусства!
— Да. Искусство не самоцель: мост, а не цель.

1919 г.

Убеждаюсь, что не понятия не люблю, а слова. Назовите мне ту же вещь другим именем — и вещь внезапно просияет.
Так, например, девушка. Что-то дородное и благородное, вроде коровы. - И длинношеее, как Беатриче - И совершенно безнадёжное.
- А Madchen - золото, молодость, очарование и целование. - и прялка. - И Любовник...

Почему девушка - корова, а Беатриче - девушка? :)

0

82

Leggy написал(а):

Почему девушка - корова, а Беатриче - девушка?

У меня перед глазами фотография с миниатюры одного из самых ранних дантовских списков середины XIV века (собрание Перуджинской библиотеки). Беатриче показывает Данту Троицу. Яркий фон с павлиньими разводами — как веселенькая ситцевая набойка. Троица в вербном кружке — румяная, краснощекая, купечески круглая. Дант Алигьери изображен весьма удалым молодым человеком, а Беатриче — бойкой и круглолицей девушкой. Две абсолютно бытовые фигурки: пышущий здоровьем школяр ухаживает за не менее цветущей горожанкой.
О. Мандельштам, Разговор о Данте.

0

83

Осип Мандельштам

Слышу, слышу ранний лед,
Шелестящий под мостами,
Вспоминаю, как плывет
Светлый хмель над головами.

С черствых лестниц, с площадей
С угловатыми дворцами
Круг Флоренции своей
Алигьери пел мощней
Утомленными губами.

Так гранит зернистый тот
Тень моя грызет очами,
Видит ночью ряд колод,
Днем казавшихся домами.

Или тень баклуши бьет
И позевывает с вами,

Иль шумит среди людей,
Греясь их вином и небом,

И несладким кормит хлебом
Неотвязных лебедей.

21—22 января 1937

0

84

Осип Мандельштам

                                  * * *

     Не сравнивай: живущий несравним.
          С каким-то ласковым испугом
     Я соглашался с равенством равнин,
          И неба круг мне был недугом.

     Я обращался к воздуху-слуге,
     Ждал от него услуги или вести,
И собирался плыть, и плавал по дуге
     Неначинающихся путешествий.

     Где больше неба мне — там я бродить готов,
     И ясная тоска меня не отпускает
     От молодых еще воронежских холмов
     К всечеловеческим, яснеющим в Тоскане.

18 января 1937

0

85

marc написал(а):

У меня перед глазами фотография с миниатюры одного из самых ранних дантовских списков середины XIV века (собрание Перуджинской библиотеки). Беатриче показывает Данту Троицу. Яркий фон с павлиньими разводами — как веселенькая ситцевая набойка. Троица в вербном кружке — румяная, краснощекая, купечески круглая. Дант Алигьери изображен весьма удалым молодым человеком, а Беатриче — бойкой и круглолицей девушкой. Две абсолютно бытовые фигурки: пышущий здоровьем школяр ухаживает за не менее цветущей горожанкой.
О. Мандельштам, Разговор о Данте.


Здесь не корова не девушка , а ангел. )

Иллюстрация к «Божественной комедии»: Беатриче несет поэта ввысь к Святой Троице

http://s3.uploads.ru/fYRmH.jpg

marc написал(а):

И собирался плыть, и плавал по дуге
     Неначинающихся путешествий.


Грустное стихотворение. Но светлое. Как у Пушкина: "Мне грустно и легко; печаль моя светла..."

0

86

Leggy написал(а):

Иллюстрация к «Божественной комедии»: Беатриче несет поэта ввысь к Святой Троице

Святая Троица и на этой картине, автор которой прерафаэлит Генри Холидей Henry Holiday (1839 - 1927) . Данте встречает Беатриче, которую сопровождают подруга и служанка, у Ponte Santa Trinita.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/5a/Henry_Holiday_-_Dante_and_Beatrice_-_Google_Art_Project.jpg
'Dante and Beatrice', Henry Holiday, 1884, National Museums Liverpool

Это не нынешний мост Святой Троицы.
Тот, на котором стоит поэт, разрушило наводнение 1333 года. Построенный на его месте продержался до 1557 года. Наконец мост, заказанный Козимо Медичи архитектору Амманати, был построен к 1570 году, в 1608 году украшен статуями четырех времен года, а в августе 1944 года взорван отступающими немцами. Реконструкцию провели в 1955 — 1958 гг., при этом почти полностью использовали старые камни. И только голова Весны казалась утерянной навсегда. Одна американская корпорация предложила возместить потерю, если кто-то забрал ее как «сувенир». Но в 1961 году голову, наконец, нашли в Арно и водрузили на место.

0

87

marc написал(а):

Henry Holiday


Пишут, что он и его жена поддерживали суфражисток и состояли в тесной дружбе с той самой Эммелин Панкхёрст, в защиту которой Мэри Ричардсон совершила вандальный акт против "Венеры" Веласкеса.
Как всё тесно, однако. )

Вопрос к специалистам по истории Флоренции: Беатриче с подругами с картины Генри Холидея похожа на флорентиек времени Данте и Беатриче? Та, что в оранжевом платье, кажется, слишком откровенно обтянутой. )
Данте у него, вроде, похож на Данте, а Флоренция на Флоренцию. )

0

88

Leggy написал(а):

Вопрос к специалистам по истории Флоренции: Беатриче с подругами с картины Генри Холидея похожа на флорентиек времени Данте и Беатриче? Та, что в оранжевом платье, кажется, слишком откровенно обтянутой. )

Мне кажется, что художник срисовывал тело и одежду с античной статуи Ники или Афродиты. Так нужно было для контраста :)

Лет на пятьдесят позже Данте девушки, наверное, одевались как-то так:

http://www.wga.hu/art/a/andrea/firenze/spanish/2east14.jpg
ANDREA DA FIRENZE
The Church as the Path to Salvation (detail)
1366-67 Fresco Cappellone degli Spagnoli, Santa Maria Novella, Florence

Leggy написал(а):

Данте у него, вроде, похож на Данте, а Флоренция на Флоренцию. )

Похоже, что мэром у них тоже был Собянин. Плитка свежая, машины убрал, содержимого ночных горшков не видно :D

0

89

Leggy написал(а):

Вопрос к специалистам по истории Флоренции: Беатриче с подругами с картины Генри Холидея похожа на флорентиек времени Данте и Беатриче? Та, что в оранжевом платье, кажется, слишком откровенно обтянутой.
Данте у него, вроде, похож на Данте, а Флоренция на Флоренцию.

Специалист по истории Флоренции здесь, собственно, Генри Холидей.

'Dante and Beatrice' was the most important painting by Henry Holiday. ... The scene depicted in the painting is that of Beatrice refusing to greet Dante because of the gossip that had reached her. Beatrice is the woman dressed in white and she was modelled by Eleanor Butcher. The woman next to Beatrice is Monna Vanna, a companion of Beatrice and the mistress of Dante's friend Guido Cavalcanti. Monna Vanna was modelled by Milly Hughes.
Holiday was introduced to both models through friends. In the painting the stern almost statuesque expression of Beatrice contrasts with the posture of Monna Vanna who not only appears to support Beatrice's decision but looks back to Dante's reaction. The maidservant behind Beatrice was modelled from Kitty Lushington, the daughter of a well-known judge.

По поводу одежды:

The most outstanding features of the painting seem to be the view of Florence in Medieval times and the costumes of the figures rather than the spiritual content, as in the case of 'Dante's Dream',(also on display in Room 5). The dresses of Beatrice and the maidservant are medieval whereas Monna Vanna's dress derives from antiquity. In 1892 Holiday became editor of the journal Aglaia, the journal of the Healthy and Artistic Dress. In 1896 'Dante and Beatrice' was used for a tableau vivant (a living picture) at St. George's Hall in Liverpool as part of a presentation illustrating past, present and future dress. The presentation was organised by the Healthy and Artistic Dress Union

Статья полностью - на сайте музея.

В заключение пародийная открытка итальянского иллюстратора Aurelio Bertiglia
http://thumbs2.picclick.com/d/w1600/pict/252354268145_/BERTIGLIA-Bambini-INCONTRO-DANTE-CON-BEATRICE.jpg

0

90

marc написал(а):

'Dante and Beatrice', Henry Holiday, 1884, National Museums Liverpool

Кстати, хочу задать запоздалый вопрос: какой именно момент из жизни Данте и Беатриче изображен на картине - когда они встретились?

Предлагаю немного пояснить

The scene depicted in the painting is that of Beatrice refusing to greet Dante because of the gossip that had reached her.

0